Казни мира Энциклопедия казней

Казни мира

Энциклопедия казней

Главная ] Энциклопедия казней ] Библейские казни ] Казненные весельчаки ] Самосуд ] Казни животных ] Мистика казней ] Казни мертвых ] Обезглавленные королевы ] Казнь Марии Стюарт ] Казненные по ошибке ] Казни маньяков ] Семейство палачей ] Фашистские казни ] Нюрнбергские казни ] Палачки революции ] Российские палачи ] Знаменитые палачи ] Последние палачи ] За что казнили ведьм ] Смертная казнь в США ]


  Вверх
Библейские и языческие казни
Казни Древнего мира
Казни в Древней Греции
Казни в Древнем Риме
Смерть за веру
Древняя Русь
Казни "Золотой орды"
Инквизиторы-убийцы
Охота на ведьм
Религиозные процессы
Тамплиеры
Средневековье
Средневековая Англия
Иоанн Грозный
Курьезы смертной казни
Россия
Наказания мятежников
Царь Пётр I
Государыни императрицы
Казни фальшивомонетчиков
Ацтеки и инки
Казни пиратов
Французская революция
Палачи
XIX век
Казни против террора
Начало ХХ века
Гражданская война в России
Террор и антитеррор
Сталинские репрессии
Гитлеровская Германия
Казни фашистов
Смертная казнь в СССР и РФ
Англия. 20 век
США. 20 век.
Франция. 20 век.
Германия. 20 век
Соцстраны Восточной Европы
Азия. 20-начало 21 вв.
Смертельно опасные режимы
Казни палачей
Казни маньяков
Смертная казнь в мире. 21 век
Казненные по ошибке
Самосуд
Рекорды и казусы правосудия
Мистические совпадения



 

Олег Логинов

Охота на ведьм

Допрос ведьмы в стенах Святой инквизиции

Инквизиция и церковные суды еще более жестоко, чем с еретиками боролись с ведьмами и колдунами. Но если казни еретиков еще хоть как-то можно объяснить конкуренцией между различными течениями христианской Церкви, которая в идеологическом плане продолжается и по сей день, то массовые казни ведьм ныне кажутся просто каким-то сумасшествием, охватившим христианский мир в XV-XVII веках. На происки ведьм списывали все природные катаклизмы и неудачи в делах. И, кажется, что возникла идея – чем больше ведьм истребить, тем больше счастья привалит всем оставшимся людям. Сначала колдуний сжигали поодиночке, потом парами, а затем десятками и сотнями.

Во Франции первое известное сожжение состоялось в Тулузе в 1285 году, когда одну женщину обвинили в сожительстве с дьяволом, отчего она якобы родила помесь волка, змеи и человека. В 1320-1350 годах на костры в Каркасоне взошли 200 женщин, в Тулузе - более 400.

В Италии, после опубликования в 1523 году буллы о ведьмах папы Адриана VI, только в районе Комо стали ежегодно сжигать более 100 ведьм.

Но больше всего ведьм оказалось в Германии. Немецкий историк И. Шерр писал:

«Казни, совершаемые разом над целыми массами, начинаются в Германии около 1580 года и продолжаются почти целое столетие. В то время как вся Лотарингия дымилась от костров... в Падеборне, в Браиденбургии, в Лейпциге и его окрестностях совершалось тоже множество казней. В графстве Верденфельде в Баварии в 1582 году один процесс привел на костер 48 ведьм... В Брауншвейге между 1590-1600 годами сожгли столько ведьм (ежедневно по 10-12 человек), что позорные столбы их стояли "густым лесом" перед воротами. В маленьком графстве Геннеберг в одном 1612 году сожжены 22 ведьмы, в 1597-1876 годах - 197... В Линдгейме, насчитывавшем 540 жителей, с 1661 по 1664 год сожжено 30 человек.

Фульдский судья Бальтазар Фосс хвастался, что он один сжег 700 колдунов обоего пола и надеется довести число своих жертв до тысячи. В графстве Нейссе (принадлежавшем епископству Бреславльскому), с 1640 по 1651 год сожжено около тысячи ведьм; мы имеем описания более чем 242 казней; между жертвами попадаются дети от 1 до 6 лет. В то же время в епископстве Ольмютц умерщвлено несколько сотен ведьм. В Оснабрюке в 1640 году сожгли 80 ведьм. Некий господин Ранцов сжег в один день в 1686 году в Гольштейне 18 ведьм».

По дошедшим до нынешней эпохи документам, в епископстве Бамбергском при населении 100 тысяч человек сожжено в 1627-1630 годах - 285 человек, а в епископстве Вюрцбургском за три года (1727- 1729гг.) - более 200.

Магистрат города Нейссе соорудил особую печь для сжигания ведьм, в которой были только в 1651 году сожжены 22 женщины. В свободном имперском городе Линдгейм подозреваемых бросали в ямы, прозванными "башнями ведьм", и пытали до тех пор, пока они не сознавались.

Процессы проходили по упрощенной схеме: допрашивались по 8-10 человек разом, а их признания записывались в одном протоколе, причем для краткости они назывались не по именам, а по номерам: №1, №2, №3, и также все сжигались на одном костре.

Особенной страстью в гонениях ведьм отличился Вюрцбургский епископ Филипп-Адольф фон Эренберг. В одном только Вюрцбурге он организовал 42 костра, на которых были сожжены 209 человек, в том числе 25 детей в возрасте от четырех до четырнадцати лет. Среди казненных были самая красивая девушка, самая полная женщина и самый толстый мужчина, слепая девушка и студент, говоривший на многих языках. Любое отличие человека от других казалось епископу прямым свидетельством связей с дьяволом.

А рекордсменом стал его двоюродный брат - князь-епископ Готфрид Иоганн Георг Второй Фукс фон Дорнхейм, казнивший в Бамберге в период 1623-33 гг. более 600 человек.

Последнее массовое сожжение в Германии было устроено архиепископом Зальцбургскнм в 1678 году, когда на костер отправилось сразу 97 человек.

Справедливости ради следует уточнить, что указанных выше массовых казнях не всегда была повинна инквизиция. Например, в Вюрцбургском и Бамбергском епископствах неистовствола не инквизиция, а епископальные суды. Но для жертв было не суть важно кто их отправляет на костер.

 

В принципе, чтобы обвинить человека в связях с дьяволом было достаточно любого повода.

В 1586 году в Рейнских провинциях запоздало лето и холода держались до июня, трирский епископ рассудил, что без козней дьявола тут однозначно не обошлось, и подверг кучу людей пытке. 118 женщин и 2-е мужчин сознались, что вызвали холод заклинаниями, и их отправили «погреться» на костер.

В апреле 1663 года была арестована по подозрению в колдовстве Агнесса Генше, жена ткача. Вся вина ее состояла в том, что как-то на крестинах она одна не испугалась черной кошки, вскочившей на стол. Пока все остальные сидели ни живы, ни нему, она спокойно пила из своей кружки. Ну, разве не ведьма?

В 1583 году иезуиты замучились изгонять бесов из одной 16-летней девушки, страдавшей конвульсиями. Они изгнали из нее ни много, ни мало 12 655 бесов, а девочка продолжала периодически биться в конвульсиях. Тогда святые отцы здраво рассудили, что надо бороться с причиной, а не следствием. И подвергли пыткам 70-летнюю бабку больной - Елизавету Пленахерин. И надо же попали в точку. Бабка созналась, что уже много лет находится в связи с дьяволом и не пропускает ни одного шабаш и вообще ведьма со стажем. Старушку Пленахерин на веревке, привязанной к хвосту лошади, приволокли к месту казни и сожгли заживо. Помогло ли это излечить ее внучку, неизвестно.

В книге Николая Бессонова «Суды над колдовством» приводится масса примеров за какую ерунду женщин в Средневековье сначала подвергали нечеловеческим пыткам, а потом жестоко казнили:

«Как-то раз инквизиционное расследование было возбуждено против женщины, которая в ссоре выкрикнула угрозы. Через несколько дней человек, которому она пригрозила, увидел во сне кошмар - этого оказалось достаточно, чтобы счесть её колдуньей!

В герцогстве Клевском на дорогах часто переворачивались кареты и повозки. Наконец выяснилось, что виновата в этом Сибилла Динскопс, которую и сожгли в 1535 году.

А в Шотландии у одного хозяина прокисло пивное сусло. Он стал перебирать в памяти события дня и вспомнил, что мимо дома проходила женщина; чуть задержавшись, она погладила кота, сидящего в открытом окне. «Преступницу» сожгли.

Роттердамские рыбаки однажды забросили сети в воду. Один вытащил много рыбы, а у другого в сетях оказались камни (которые он, очевидно, зацепил на дне). Но простых объяснений тогда не искали. Искали ведьм. Рыбаки вернулись в свой поселок, схватили какую-то женщину и сдали ее правосудию. Та вынуждена была признаться, что, вылетев в окошко через щель в неплотно пригнанном стекле, обернулась слизняком в лежащей на дне раковине. С этой выгодной позиции она и подменила рыбу камнями при помощи заклинаний. Ведьму сожгли.

Якобетту Вебе судили за травму, которую получил крестьянин (пострадавший жил с «ведьмой» под одной крышей). Поскольку запуганным людям колдуньи мерещились повсюду, крестьянин всё время был настороже. Наконец, оказавшись в лесной чаще, он опустился на одно колено, и в ногу ему вонзился острый шип - да так сильно, что бедняга хворал три месяца. Суеверный мужик потом клялся судье, что колено ему занозил демон - и этот же демон выковырял эту зловредную колючку во время рубки дров. Сама Якобетта, побывав на допросе, призналась, что сжалилась над крестьянином и велела демону снять хромоту.

Ещё пример. Как-то несколько человек заблудились в лесу. Они долго кружили среди деревьев и, наконец, не чуя под собой ног, вышли к своим домам. Оставалось выяснить, из-за чего они сбились с пути. Подозрение пало на Якобетту Эчин, которая видела, как они вошли в лес. На процессе, проведенном в октябре 1585 года, Реми объявил: ведьма затаила на путников злобу и попросила своего демона, чтобы он водил их кругами».

 

Как оказалось ведьм видимо-невидимо развелось в большинстве европейских стран.

В 1527 году в Испании по оговору двух девочек девяти и одиннадцати лет было осуждено огромное количество ведьм, которые были изобличены в колдовстве благодаря усмотренному инквизиторами в их левом глазу особому знаку.

Австрия в конце XVII века была просто переполнена ведьмами. В одном из протоколов того времени, сохранившемся в архивах города Аисбург, говорилось:

«15 апреля 1661 года Анна предалась душою и телом дьяволу, который явился к ней в образе мужчины, по его приказанию отрицала Св. Троицу, богохульствовала и оскверняла Св. Таинство; при помощи колдовских средств умертвила ребенка и этими же средствами причинила другому порчу. За такие тяжкие и отвратительные преступления постановляется, чтобы она была посажена на повозку и отвезена к месту казни для сожжения на костре, причем предварительно оба плеча должны быть прижигаемы раскаленными щипцами, по одному разу каждое плечо. Но, так как она раскаялась, постановляется оказать ей милость и отрубить голову мечом и после тело ее сжечь - таков приговор; учитывая ее слабое здоровье и глубокий возраст, был еще более смягчен, а именно: она была освобождена от прижигания раскаленными щипцами».

Сжигание ведьм
Сжигание ведьм

В Вене в 1601 году были осуждены две ведьмы, одна из которых покончила в тюрьме жизнь самоубийством, а другая скончалась во время пыток. Труп последней был законопачен в бочке и брошен в Дунай, «дабы она была удалена от населения Вены».

В Венгрии в 1615 году было казнено большое количество ведьм, чтобы они своими происками не вызывали град и не уничтожали посевы.

Во Франции в правление Генриха IV один из иезуитов написал в 1594 году:

«Наши тюрьмы переполнены ведьмами и колдунами. Не проходит дня, чтобы наши судьи не запачкали своих рук в их крови и чтобы мы, возвращаясь домой, не содрогались от печальных мыслей об ужасных, отвратительных вещах, в которых эти ведьмы признаются. Но дьявол так искусен, что мы не успеваем достаточно большое количество ведьм отправить на костер, как из их пепла возникают новые ведьмы».

Разоблачению огромного количества ведьм во многих странах способствовали принятые тогда способы дознания. Весьма эффективно зарекомендовал себя для уличения подозреваемых в связях с дьяволом метод, получивший название «купание ведьм». Подозреваемой в ведьмовстве связывали большие пальцы рук и ног между собой и притягивали к пояснице, из-за чего она оказывалась как бы сидящей с подогнутыми ногами. В этом положении ее бросали в глубокий водоем. Если она тонула, то все обвинения с нее посмертно снимались, если чудом выживала, то это чудо считалась происками дьявола и подозреваемая становилась виновной. После этого ей было две дороги – или на костер, или на виселицу.

Король Иаков говорил по поводу «купания ведьм» в своей «Демонологии»: «По-видимому, Бог указал сверхъестественный признак чудовищного нечестия ведьм в том, что вода должна отказываться принимать в свое лоно тех, кто стряхнул с себя священную воду крещения».

В 1435 году баварский герцог Эрнест Виттельсбах решил сделать своего сына Альбрехта вдовцом. Ему не понравилось, что наследник его трона связал себя узами брака с какой-то Агнес Бернауер, дочерью владельца бани. Пока Альберт охотился в соседнем княжестве, его жену арестовали по обвинению, что она приворожила его.

Суд оказался скорым. Агнесс приговорили к казни через утопление. Однако та оказалась не только красивой, но и ловкой. Брошенная с моста, Агнес ухитрилась избавиться от пут и выплыть. Однако это не спасло бедную женщину. «Второй дубль» казни, когда Агнесс обмотали ее длинные волосы вокруг железного лома, вышел для палачей более удачным.

 

В принципе считалось, что для осуждения ведьм все средства хороши. А потому с ними не церемонились. Например, так считал трибунал небольшого городка Линдгейм в великом герцогстве Гессенском, действовавший в шестидесятые годы XVII века. Здесь судили ведьм не инквизиторы, а обычные жители. Возглавлял трибунал солдат Гейсс, ветеран тридцатилетней войны. В состав присяжных входили три крестьянина и ткач. Жители Линдгейма прозвали этих выходцев из народа “присяжными кровопийцами”, поскольку они отправляли людей на костер по малейшему поводу.

Например, одной из их жертв стала жена богатого мельника. Годом ранее у неё умер новорождённый ребёнок. И вдруг ни с того ни с сего возникло подозрение будто бы ребенок был умерщвлен, а его тело использовано для приготовления колдовской мази. Не поленились провести эксгумацию трупа младенца. И хотя после этого убедились, что тельце ребенка не тронуто, но механизм обвинительной машины уже закрутился. Первой сожгли повивальную бабку, принимавшую роды, а потом взялись и за мать. Одной из основных улик против нее стал шрам на ноге, в котором судьи усмотрели знак дьявола. Тщетно бедная женщина убеждала трибунал, что шрам образовался у нее от полученной в результате падения раны. Предлагала осведомиться у лекаря из Ханау, который лечил ей ногу. Женщину заперли в «Ведьминой башне», находившейся близ Линдгейма. Само нахождение в этой башне было истязанием. Людей в ней держали на ледяном полу босиком, убрав в зимний холод из камеры солому. Но при этом женщину еще и подвергли пыткам. Не выдержав их, она созналась в колдовстве и была сожжена.

Вообще, издевательства и пытки, которым подвергали женщин, подозреваемых в колдовстве, были крайне изощренны и разнообразны.

Специально для них изуверы придумали кучу разных приспособлений для пыток. Например, «ведьмино кресло», оснащенное острыми деревянными шипами, на котором подозреваемую заставляли сидеть сутками.

Большой популярностью у заплечных дел мастеров пользовался «испанский осёл» - трехгранное бревно, на которое сажали ведьм. Острый клин вверху входил в промежность женщин, а чтобы они испытали муки по максимуму, им еще насильно разводили ноги в стороны или подвешивали на них гири.

Некоторым колдуньям надевали на ноги кожаные сапоги большого размера и заливали в них кипяток. Ноги в такой обуви буквально сваривались. А Бригитту фон Эбикон в 1652 году пытали вареными яйцами, которые доставали из кипятка и вкладывали ей подмышки. Других подозреваемых пытали посредством «рака» - приспособления в виде обруча, изнутри которого находились крючья. При закручивании специальным винтом этого обруча на ноге женщины, крючья впивались ей в тело и рвали его. Когда палачи отдыхали, они попросту надевали женщине на шею какркан – железный ошейник с гвоздями, который цепью прикреплялся к столбу. После этого она не могла ни отойти, ни прилечь.

Бедные женщины, некоторых из них в тюрьмах мариновали в каменных мешках, в которые едва можно было втиснуться через лаз. Других держали в камерах с острым ребристым полом. Но, несмотря на изощреннейшие пытки и издевательства, они демонстрировали чудеса стойкости.

В 1627 году в Кельне палачи устали пытать обвиненную в колдовстве дочь имперского почтмейстера Катерину фон Хенот. Молодую женщину замучили до такого состояния, что «солнце сквозь неё просвечивало», но она ни в чем не призналась. И, тем не менее, стойкость не спасла ее от казни на костре. Судьи были неумолимы.

Как-то внимание трибунала из Линдгейма привлекла женщина, бросившаяся наутек при виде тюремщика. Судьи решили, что ее заставляет прятаться нечистая совесть, и вынесли решение об аресте. Но когда несчастную подвергли пыткам она продемонстрировала удивительную выдержку. Она выдержала все изуверские истязания ее тела и, судьи, как не старались, не смогли добиться от нее признания в колдовстве. Тогда они поступили проще. Один из заседателей заявил, что обвиняемая кивнула, когда ее спросили, заключила ли она договор с дьяволом. Этого оказалось достаточно, чтобы осудить бедную женщину и отправить ее на костер.

 

Остается только поражаться суровости средневекового правосудия по отношению к несчастным женщинам. Мужчин за самые зверские убийства вешали или казнили на плахе. И их смерть была куда более быстрой и менее мучительной, чем страдания от пламени постепенно охватывавшего живую плоть.

Часто к физическим страданиям добавлялись и душевные. Судьи порой настаивали, чтобы при казни колдуньи непременно присутствовали ее малолетние дети. А иногда вместе с ведьмой отправляли на костер и ее родственников. В 1688 году целая семья, включая детей и прислугу, была сожжена за колдовство. В 1746 году сожгли не только обвиняемую, но и её сестру, мать и бабушку. При Марии Тюдор 18 июля 1556 года сожгли заживо мать с двумя дочерьми. «Одна из дочерей, которую звали Перотина Масси, была беременна, а муж её, пастор, скрылся с острова, дабы избежать расправы. От языков пламени и натуги, вызванной адской болью, чрево её лопнуло, и младенец, чудный мальчик, выпал в огонь, но его ещё живым вытащил некто Гус, из числа подручных палача. Видя, как всё странно складывается, бальи поразмыслил и велел швырнуть бедное дитя обратно в костёр.

И, наконец, сама казнь на костре была словно специально сделана, чтобы еще более опозорить женщину. В первую очередь сгорала ее одежда, и она на какое-то время оставалась нагой на виду у многочисленной толпы, собравшейся посмотреть на ее умерщвление.

В XVIII веке даже суровые судьи, наконец, начали понимать, что «перегибают палку» в жестоких казнях ведьм. Колдуньям все чаще начали оказывать снисхождение, заключавшееся в том, что их умерщвляли до сожжения. Одной из разновидностей такой «милости» стало привязывание к шее осужденной мешочка с порохом, который взрывался во время казни на костре и на несколько секунд сокращал страдания несчастной.

Так что, даже когда суд проявлял нисхождение к осужденным за колдовство, тем обычно все равно приходилось несладко. В 1487 году в Цюрихе одна женщина созналась в ведьмовстве с условием, что ее не предадут смертной казни. Раскаявшуюся ведьму действительно сразу не отправили на костер. По приговору суда надлежало сжечь ее тело только после смерти. Но, чтобы сильно не оттягивать этот час, женщину заживо замуровали и лишь раз в день передавали ей еду сквозь узкое отверстие в каменной кладке.

В качестве другого примера снисходительности суда можно привести сцену из книги «Легенда о Тиле Уленшпигиле» Шарля де Костера:

«…Катлину увели в тюрьму. Через три дня суд старшин приговорил ее к наказанию огнем.

Палач и его подручные привели ее на Большой рынок и возвели на помост. Профос, глашатай и судьи были уже на своих местах. Трижды протрубила труба глашатая, после чего он повернулся лицом к народу и сказал:

- Суд города Дамме сжалился над женщиной Катлиной и не стал судить ее по всей строгости закона, однако в удостоверение того, что она ведьма, волосы ее будут сожжены; кроме того, она уплатит двадцать золотых каролю штрафа и немедленно покинет пределы Дамме сроком на три года; буде же она решение суда нарушит, ее приговорят к отсечению руки.

Народ рукоплескал этому жестокому снисхождению.

Палач привязал Катлину к столбу и, положив пучок пакли на ее бритую голову, поджег. Пакля горела долго, а Катлина плакала и кричала.

Наконец ее развязали и вывезли за пределы Дамме в тележке, ибо ноги ее были обожжены...»

После этого наказания Катлина сошла с ума.

 

Борьба с ведьмовством успешно экспортировалась из Европы и на другие континенты. 8 февраля 1692 года в Массачусетсе прошел Суд над Салемскими Ведьмами. Все началось с того, что две юные девочки в городе Салем начали то и дело биться в конвульсиях, а когда кто-то хотел им помочь, они забивались в углы, царапались и кусались. У местного священника не возникло сомнений, что ими овладел Сатана. Изгнать его из них он оказался не в силах, а между тем и у других подростков стали проявляться подобные симптомы. Есть версия, что причиной странного поведения детей стало увлечение магией Вуду, которую исповедовали няни девочек – рабыни, привезенные с острова Барбадос. Однако протестантские пасторы посчитали, что детей околдовывают ведьмы, подростков вызвали в суд и потребовали назвать имена колдуний. Те назвали столько, что за год в тюрьмах оказался 141 человек, обвиненный в колдовстве, а 19 женщин были повешены.

 

Поразительно, но сумасшедшими в те времена выглядели не преследователи ведьм, а их заступники. Когда в начале XVII века демонолог Фридрих фон Шпее, отправивший на костер многих женщин, вдруг пересмотрел свои взгляды и превратился из гонителя в заступника, многие посчитали, что он тронулся умом. Кардинально переменить свое мировоззрение Фридриху помог один случай. Он присутствовал при пытке одной женщины, обвиняемой в ведьмовстве. И вдруг «ведьма» не только призналась в колдовстве, но и указала на фон Шпее как наиболее бесстыдного поклонника Сатаны. По ее словам, он якобы оборачивался волком и козлом, совокуплялся с ведьмами и был отцом младенцев, родившихся с лягушачьими головами и паучьими конечностями.

Надо полагать в этот миг фон Шпее осознал, что не будь он столь известным борцом с происками Дьявола, болтаться ему вскоре на дыбе и дрыгать ногами над языками пламени. Поставив себя на место осужденных, Фридрих раскаялся, что столь жестоко относился к ним, даже поседел от угрызений совести. А в 1631 году он опубликовал сочинение «Предостережение обвинителям», в котором разоблачил приемы инквизиторов. Правда свое имя под этим сочинением он поставить не отважился, и оно стало анонимным.

 

А самой знаменитой казнью ведьмы в веках осталось сожжение Жанны д'Арк 30 мая 1431 года в городе Руане.

Против Орлеанской девы, попавшей в мае 1430 года в плен к бургундцам, которые продали ее англичанам, инквизиция возбудила процесс по обвинению в колдовстве, непокорности церкви и ношении мужской одежды. Судебное и церковное расследование тянулось дольше года. Но французская героиня была обречена.

Епископ Кошон банально обманул бедную девушку. Он показал ей сложенный костер, на котором она погибнет, если не признает свою вину и пообещал перевести её из английской в церковную тюрьму, где ей будет обеспечен хороший уход, если она подпишет бумагу о послушании Церкви и отречении от ересей. Героиня, спасшая Францию, писать не умела и поставила на бумаге вместо подписи крест. Между тем у нее отобрали женскую одежду, и она за неимением другой одела мужскую. Это означало, что она вторично впала в ересь, чему прощения уже не могло быть. Трибунал приговорил ее смертной казни на костре.

30 мая в 9 часов утра Жанну д'Арк с бумажной митрой на голове, на которой была надпись: «Еретичка, вероотступница, идолопоклонница», вывели из тюрьмы и повезли на телеге под конвоем из 80 английских солдат на площадь Старого рынка в Руане. Здесь уже все было готово для образцово-показательной казни: сколочены деревянные помосты для судей и эшафот для Жанны д'Арк. Он имел гипсовое основание, вокруг которого штабелями высились дрова. А посреди эшафота стоял столб с доской, где было написано: «Жанна, называющая себя Девой, вероотступница, ведьма, окаянная богохульница, кровопийца, прислужница сатаны, раскольница и еретичка». Учитывая большую популярность Жанны во Франции и слухи о том, что соратники готовы ее отбить, были приняты серьезные меры предосторожности. Вокруг эшафота в оцеплении стояли 800 английских солдат, которые не подпускали горожан близко к осужденной. Было приказано даже закрыть деревянные ставни окон, выходивших на площадь.

Епископ Кошон огласил приговор церковного суда: «...Мы объявляем тебя, Жанна, вредным членом церкви и, как такового, отлучаем от нее: мы отдаем тебя в руки светской власти, прося ее, однако, смягчить свой приговор и избавить тебя от членовредительства и смерти...». От членовредительства Жанну действительно избавили, но от костра – нет. Палач привязал девушку к столбу на эшафоте и, спустившись вниз, поднес огонь к разложенным дровам. «Епископ, я умираю из-за вас. Я вызываю вас на Божий суд!» - с высоты костра крикнула Жанна и попросила дать ей крест. Палач протянул ей две скрещённые хворостины. Вскоре огонь охватил одежду осужденной. Жанна была молода и хорошо сложена. Очевидцы казни рассказывали, что какое-то время все разглядывали «тайны, которые только могут быть у женщины». Но многие плакали.

Палач получил распоряжение после того, как осужденная погибнет, залить костер, чтобы горожане могли осмотреть останки и убедиться, что они принадлежат именно Орлеанской Деве. Когда он выполнил это, то снова разжег огонь. Пепел оставшийся от народной героини Франции был развеян над Сеною.

16 мая 1920 года Орлеанская дева Жанна д'Арк была причислена католической церковью к лику святых.

 

Отцы церкви сами раздували возможности ведьм и колдунов, а потом будто бы мужественно боролись с сильным противником. Например, в 1500 году Папа Римский Александр VI в своей булле впервые упомянул о реальности перемещений по воздуху ведьм и колдунов и допустил реальность «шабаша». Тут же покатились судебные процессы с обвинениями в перевоплощении в животных, полетах на шабаш, сексуальных сношениях с дьяволом. Католические теологи подключились к нагнетанию жути на людей и начали говорить о реальности «инкубов», «суккубов», волкодлаков, шабашей, левитации и т. п. Перед такой угрозой, костры запылавшие по всей Европе и впрямь выглядели избавлением.

Так, благодаря отцам христианской церкви страшилки про ведьм и колунов на долгие годы стали главными ужастиками для людей и объяснением всех событий происходящих помимо их воли.

 

Ведьм продолжали казнить в Европе довольно долго. В австрийском городе Зальцбурге в 1678 году по обвинению в порче скота были казнены 97 колдунов и ведьм. Последняя в истории Великобритании казнь ведьмы состоялась в 1684 году, когда по решению суда в Эксетере была повешена Алиса Молланд. А последней осужденной колдуньей стала Джейн Уэнхем, однако суд, состоявшийся в 1712 году в городе Хертворд, счел возможным сохранить ей жизнь.

В 1775 году в Польше за вступление в союз с дьяволом были повешены 9 женщин. В книге рекордов Гиннеса сказано, что последний раз по приговору суда за колдовство казнили служанку Анну Гельди в швейцарском городе Гларус 18 июня 1782 года. Следствие в отношении нее длилось 17 недель и 4 дня. И большую часть этого времени она провела закованной в цепи и кандалы. Правда, Гельди избавили от сожжения заживо. Ей отрубили голову.

Однако даже когда «старушка Европа» одумалась, порожденные ею суеверия продолжили свое существование по другую сторону Атлантики. Надо полагать, что привезшие в Америку свои представления о ведьмах и колдовстве переселенцы из Европы не знали, что у них на родине мучить и сжигать бедных женщин уже вышло из моды, а потому продолжали этим заниматься. В католической Мексике в 1877 году сразу пять женщин, осужденных за колдовство, были сожжены на одном костре.

А последняя ведьма в истории человечества была сожжена в мексиканском городе Камарго в 1860 году.

Специалистами было подсчитано, что в период охоты на ведьм в XVI и XVII вв. было казнено, по крайней мере, 200 тысяч женщин.

 
   

Назад Далее

В начало страницы

 

Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 24 декабря 2016 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика